НЕЖНОСТЬ РОДИНЫ ЧУЖОЙ

Когда иностранцы признаются в любви к Грузии, я улыбаюсь, потому что сама влюблена. Когда читаю в интернете восторженные записи тех, кто побывал в Грузии, радуюсь, потому что знаю — эта страна еще никого не оставила равнодушным. Я прекрасно понимаю их эмоции и чувства, а главное — невозможность выразить все то, что происходит в душе. Но одно знаю наверняка — эта страна и люди, которые здесь живут, умеют творить чудеса...

Есть песни, которые раз услышишь — и уже знаешь, что будешь слушать их всю жизнь. Иголка медленно ставится на пластинку, диск шурша заезжает в проигрыватель, щелчок на заветном itunes, и чувства переполняют до самого горла. Любимая музыка становится твоим паролем. И каждая песня напоминает о том, каким ты был, где и с кем. В ней нет обмана, она обнажает твою душу, многое объясняет и торопит жить…в трудную минуту заставит улыбнуться, в легкую — взгрустнуть, наполняя жизнь музыкальным подтекстом и главным смыслом — никогда не унывать. Моя музыка жизни сама нашла меня, я просто позволила ей зайти и остаться. Любимые мелодии, те, которые играют в моем сердце, первый раз я услышала в Грузии.

В Грузии я обрела себя настоящую — эта страна как будто раскрасила в яркие цвета уже имеющийся образ, помогла найти ответы на многие вопросы, утвердила в ключевых понятиях и ценностях, научила работать над собой, слушать других и постоянно совершенствоваться. Я знаю, что моя душа ждала этого чуда приобщения к новой культуре и была готова впитать самое лучшее, что есть в грузинской жизни. Ведь здесь умеют по-настоящему верить в Бога, по-настоящему любить и по-настоящему дружить. И словом и делом каждый день, доказывая свою любовь и верность. И в горе и в радости стоять рядом, забывать о себе — но делать все, чтобы помочь, утешить и защитить. Выполнять обещания, нести ответственность за свои слова и поступки, защищать свою семью и друзей, уважать и принимать гостя как самого важного человека на свете – здесь эта норма жизни. Каждый день жизни в этой стране делает меня, не побоюсь этого слова, лучше, мудрее и сильней.

В Грузии нет безнаказанности и анонимности мегаполиса, если ты предашь кого-то – завтра ты останешься один, потому что о твоем поступке узнают все. И если кто-то и способен на преступление по своей натуре, он все равно этого не сделает, потому что боится порицаний и того, что его опозорят на всю страну. Общественное мнение – серьезный и важный аспект в грузинской жизни. Благодаря ему люди постоянно думают, что говорить, что носить и как себя вести.

И приезжают в Грузию совсем не для того чтобы поесть хачапури и запить его вином «Хванчкара» (хотя и для этого тоже), главное — сюда едут за любовью, уважением и верой. Поговорить по душам, увидеть улыбки на лицах, почувствовать удивительную душевную щедрость грузинской души и просто ощутить, что ты в кругу близких людей…

В феврале исполнилось два года с того момента, как я сошла с трапа самолета «Москва-Тбилиси» с двумя чемоданами и восторженным ожиданием новой жизни. Думаю, что московская жизнь и работа на телевидении во многом закалили меня – я умею справляться с трудностями, умею адаптироваться в новых обстоятельствах и быстро принимать решения. Москва — это мой родной и любимый город. Во многом город жесткий, с бешеным ритмом жизни, страшно организованный и нацеленный на борьбу, в которой выживает сильнейший. 
Я не сравниваю Москву с Тбилиси, потому что это два совершенно разных мира… Я лишь хочу написать о том, насколько гармонично теперь во мне живут эти два менталитета и о том, как московское 23-летнее мировосприятие соединилось с тбилисским. Внутри себя я очень комфортно организовала эти два мира, и каждый день выбираю те категории грузинской жизни, которые делают меня лучше.

Когда я начинаю эмоционально что-то обьяснять, то практически всегда повышаю голос и непроизвольно говорю с грузинским акцентом. Честно признаюсь, мне это нравится — слова приобретают дополнительную окраску и усиливают воздействие. Это наглядный пример реализации моего нового тбилисского облика. И если люди, во время моего монолога, не начинают сразу реагировать на акцент, то они могут увидеть – как «грузинское» медленно, но верно входит в мою личность и мой характер.