ОБРЕТЕНИЕ. НАЧАЛО

С нескрываемым удовольствием и гордостью, я хочу открыть публикацию статей и очерков, которые вошли в книгу «Обретение», изданной в Тбилиси в 1980 году. Написана эта книга Светланой Давитая, моей бабушкой по папиной линии. Она родилась, училась и работала в Москве, от первого брака родила моего отца, а второй раз вышла замуж за грузина и переехала жить в Грузию. 12 лет она прожила в Тбилиси и была собственным корреспондентом газеты «Известия» по Грузинской ССР. Прочитав ее статьи и очерки, Вы сразу поймете, что любовь к Грузии передалась мне на генетическом уровне.

Приобщение к Грузии, традициям и обычаям грузинского народа стало для Светланы Давитая открытием нового мира, неким обретением. Очерки, вошедшие в книгу, обьединены одной темой – любовью к стране, в которую ее забросила судьба, и посвящены они совершенно обыкновенным людям. «Обретение» — это и природа, и народ Грузии, и исторический срез той эпохи, который будет интересен не только людям старшего поколения, но их детям и внукам. Из очерков исключены те отрывки, которые обусловлены требованиями цензуры того времени, вступление скомпоновано из предисловий к отдельным главам, в остальном текст остался неизмененным...

Так уж устроены мы, люди, что всю жизнь что-то ищем: свое место на земле, любовь, друзей, и еще ответы на множество вопросов, которые ставит перед нами жизнь. На гребне лет понимаешь, что не бесполезны были поиски. Главное найдено. И потому эта книга называется «Обретение».


Читающему эти строки я ничего не хочу навязывать или преподавать: каждый ищет свою истину самостоятельно. Но не в одиночку. Это было бы слишком грустно, да и бесполезно. Мы ищем вместе, рядом, бок о бок, хоть и каждый свое. Только потому случаются удивительный находки. Я просто не могу не поделиться с тобой, читающим эти строки, тем, что имею и считаю своим богатством. Возьми мой подарок, если захочешь!

…Сейчас я, конечно, написала бы все иначе. Но в 25 лет каждый день готовишься к отплытию. Куда? Еще и самой неизвестно…И эта неизвестность полна прелести. Случайный разговор, песня, книга, нежданно проявившиеся как будто из небытия и вновь ушедшие в неизвестность люди кажутся полными неразгаданного смысла сигналами того таинственного мира, где ждут тебя.

Бывает, на ноже карманном 

Найдешь пылинку дальних стран, 

И мир опять предстанет странным, 

Закутанный в цветной туман…

-       есть у Блока.

Только не опять, а всегда… И чего только нет в этом цветном тумане. Все грезы детства с просторами океанов и капитанскими мостиками, все порывы отрочества вытесать из себя джеклондоновских героинь – достойных спутниц Настоящего Человека, и первые откровения юности, еще не осознавшей свою силу, — все это почему-то требует одного только выражения – ехать, ехать! Надо плыть, надо лететь. Ни минуты простоя. Только бы не отплыл мой корабль без меня.

Я даже и не подозревала, что когда-нибудь буду принадлежать невиданным и неслыханным дотоле краскам и звукам, другим пейзажам, иному народу. Такие удивительные повороты случаются в судьбе! Я не опоздала на свой корабль, и он отчалил от знакомых берегов навстречу долгожданному будущему.

…Это как чудо второго рождения, когда новый мир предстает перед тобой сверкающим неожиданностью, как будто ты первый, кто увидел его на земле. И как тот первый человек, я еще ничего не знаю о нем. Только глаза широко открыты, а рука опирается на дружескую руку.

Это я поняла сразу — мне повезло. Это ощущение не покидает меня, мчусь ли я в командировку по Военно-Грузинской дороге, выхожу ли, уставшая, на пестрый от солнечных пятен проспект Руставели, слежу ли из окна за игрой предвечернего неба, — ловлю себя на мысли (семь лет спустя так же, как и в первый год): заслужила ли я все это, чтоб так много неба, чтобы столько красоты и тепла? А эти горы, а эти люди? Впрочем, что обьяснять, лучше поедем вместе, и все, что я смогу показать тебе в этой новой дороге, больше не нуждается в пояснениях.

Если у тебя хватило терпения прочитать до этого места, значит, мы уже достаточно понимаем друг друга. Этого мне и хотелось, потому что теперь для меня очень важно, чтобы ты понял меня дальше. Попробуй моими глазами посмотреть на кусочки, возможно, непривычной жизни, быта и нравов. И, может быть, я смогу передать тебе ту радость самого процесса познания, то удивление перед мудростью всех оттенков национального, в чем бы они не выявлялись, какие испытала сама.

Как яркая индивидуальность одного человека, так и черты национального в народе неповторимы. А что может быть увлекательнее и отраднее, чем общение с интересным человеком. Я говорю все это потому, что, может быть, случайные впечатления заложили в тебе мысль, что лишь привычное понятно. Гони ее прочь – это досадная ошибка. Национальное не может быть плохим или хорошим. Оно – плод конкретных исторических и природных условий. Ими вызвано, ими и оправдано. Но каждый раз это – Человек в новом ракурсе. Сколько разных народов населяет землю, столько и бесконечных, не повторяющих друг друга оттенков единого образа. Постигать другие народы – значит открывать и в себе новые возможности. Я так хотела бы заразить тебя этим желанием.

И еще скажу: изучать нельзя предвзято, не испытывая хотя бы малейшей симпатии к тому, что изучаешь. В процессе познания ей суждено будет вырасти до любви, это неизбежно. Если мне удастся заронить в тебе зернышко этой симпатии, я буду считать свою миссию выполненной, а дальше уже все зависит от тебя.

 

Светлана Давитая 1972