ВИНОДЕЛЬНЯ "PHEASANT TEARS"

Сегодня я хочу рассказать вам одну историю о том, как иностранец, влюбившись в грузинскую культуру и традиции, переехал в Грузию, нашел свою любовь, свое дело и успешно занимается творчеством – живописью и виноделием. Такие примеры всегда вдохновляют, восхищают и лишний раз убеждают, что самое главное – найти свое место в жизни и заниматься тем, что приносит тебе счастье...

Однажды теплым летним вечером 2005 года в городе Сигнаги произошла одна встреча. Американcкий художник Джон Видерман, сидя в винограднике, рисовал виды прекрасной Алазанской долины. К этому времени Джон уже семь лет жил в городе Сигнаги (регион Кахети) — в 1996 году купил дом, а в 1998 году уже окончательно переехал из Америки в Грузию и женился на грузинке, которая родила ему двух детей. Рисующего художника заметил проезжающий мимо кахетинский фермер (винодел в восьмом поколении), который возвращался со своих виноградников. Он представился, сказал, что его зовут Гела Паташвили и пригласил Джона на ужин. Джон согласился, но был очень удивлен этим приглашением. На что Гела ответил: «Если вы рисуете здесь, значит вы так же сходите с ума по этим виноградным лозам, как и я». Этот разговор положил начало удивительной дружбе, которая в дальнейшем и привела к созданию винодельни «Pheasant’s Tears».

При вьезде в город Сигнаги, на улице Бараташвили вы заметите ворота с вывеской «Pheasant’s Tears» (вино, бар, ковры и художественная галерея). Если войдете во дворе, то увидите небольшой двухэтажный дом, в подвале которого — винный погреб, на первом этаже — ковровая комната и небольшой ресторан, где проходят дегустации вин компании «Pheasant’s Tears», а на втором — картинная галерея и мастерская Джона. Джон Видерман, основатель «Pheasant’s Tears», собрал удивительную команду, состоящую из совершенно разных людей, преимущественно иностранцев, которые влюблены в грузинскую культуры и грузинское вино.

В 2006 году Россия ввела торговое эмбарго и запретила продажу грузинских вин на территории России.  Как оказалось в дальнейшем эмбарго сильно повлияло на грузинское виноделие: многие виноделы пересмотрели технологии изготовления вин и заметно улучшили качество своего продукта. А небольшие винные заводы возвратились к традиционным методам производства вина и начали делать натуральное, нефильтрованное вино. Так же поступила и компания, основанная Джоном Видерманом.

В основе изготовления вин «Pheasant’s Tears» лежат традиции грузинского виноделия, именно поэтому процесс брожения происходит в квеври (глиняные сосуды, выстланные пчелиным воском, которые вкапывают в землю). Внутрь квеври заливают виноградный сок, закрывают крышкой и замазывают глиной. Процесс брожения виноградного сока идет несколько месяцев при определенной температуре, от которой во многом зависит, какое получится вино. Кстати, исторически вино делалось только в квеври, а сейчас на многих винных заводах используются металлические емкости. Поскольку все вина «Pheasant’s Tears» выдерживаются исключительно в квеври, то, когда пробуешь это вино, совершенно не чувствуешь привычного вкуса дубовой бочки.

В ресторане нет как такового меню, здесь готовят каждый день совершенно разные грузинские блюда из деревенских продуктов. Много свежей зелени и закусок, овощных и мясных блюд, грузинские сыры и свежеиспеченный хлеб – слава этого вкуснейшего ресторана уже давно вышла за пределы Сигнаги. 

 

Компания «Pheasant’s Tears» начала свое дело с покупки небольшого  виноградника в Тибаани, а сейчас в ее владениях огромные поля. «Pheasant’s Tears» изготавливают следующие вина:  Саперави (красное), Киси (белое сухое), Ркацители (белое сухое), Тавквери (красное), Шавкапито (красное), Мцване (белое сухое), Чинури (белое).В одной грузинской сказке герой говорит о том, что только самое лучшее вино может заставить фазана плакать от радости. Когда пробуешь это удивительное вино, то понимаешь, что похоже компании «Pheasant’s Tears» это удалось.